Минск

Откройте для себя еврейскую жизнь в Минске

Холокост бесповоротно изменил судьбу беларуской еврейской общины Минска, которая составляла в то время одну треть от всего населения города. Минские евреи были вынуждены переселиться в городское гетто, созданное в Раковском предместье. Условия, опасные для жизни, сопровождались убийствами в гетто и направлением в места уничтожения. В общей сложности во время Холокоста было уничтожено до 90 процентов еврейского населения Беларуси.

Теперь слушай:

Об аудиогиде «Минское гетто»

00:00
00:00
  • No title 00:00
Аудиогид «Минское гетто» разработан совместно Еврейским историческим институтом «Сентропа» и Исторической мастерской имени Леонида Левина при Дортмундском международном образовательном центре. На основе интервью «Сентропа» с пожилыми евреями, проживавшими в Минске, а также архивных материалов, собранных Исторической мастерской, нами создан виртуальный путеводитель, рассказывающий о бывшем еврейском гетто, а также о некоторых исторически значимых местах, сохранившихся до наших дней и связанных с минской еврейской общиной. В период с 2005 по 2006 годы, интервьюерами «Сентропа» в Минске, Санкт-Петербурге, Киеве и Москве были записаны истории жизни 20 самых пожилых на тот момент евреев, выросших в Беларуси или проживших там часть жизни; в ходе интервью их попросили рассказать об их жизни до, во время и после Второй мировой войны. Исторической мастерской собрано более 100 интервью бывших узников Минского гетто; в этом аудиогиде представлены выдержки из их рассказов. Аудиогид «Минское гетто» знакомит с историей Минского гетто через 10 личных историй евреев, переживших Холокост, которые поделились своими воспоминаниями в интервью, записанными институтом «Сентропа» и Дортмундским международным образовательным центром. Эти люди будут вашими гидами: они проведут вас по территории бывшего гетто и по тем местам, которые вы хотели бы посетить. Через их взгляд и воспоминания мы сможем получить более полное представление о тех ужасах, что происходили здесь во время Второй мировой войны.
Читать далее
Минск

Теперь слушай:

Знакомство с историей евреев Минска

00:00
00:00
  • No title 00:00
Жизнь евреев в Минске можно проследить с 1489 года; в те времена город был частью Великого княжества Литовского. С середины шестнадцатого века, эта территория входила в состав Речи Посполитой — конфедерации Королевства Польского и Великого княжества Литовского. В 1793 году Минск был присоединен к Российской империи. Еврейская община города постоянно росла, несмотря на притеснения и погромы. В конце девятнадцатого века в Минске проживало около 50 000 евреев; каждый второй житель Минска был евреем. Еврейская община Минска была четвертой по размерам еврейской общиной черты оседлости – территории, в пределах которой было разрешено проживание евреям Российской империи. Евреи занимались ремеслами, вели деятельность в областях, связанных с зерном и деревообрабатывающей промышленностью; работали портными, сапожниками, мельниками и токарями. К началу двадцатого века Минск стал важным культурным центром Восточной Европы. В городе находились престижные еврейские школы и иешивы, а в Минске и в регионе в целом получили распространение еврейские политические движения, включая Бунд еврейских рабочих и сионистские движения. Город был оплотом идишистской культуры; тут создавались произведения на идише. После вхождения Беларуси в 1922 году в состав Советского Союза в качестве одной из республик, БССР стала единственной советской республикой, в которой идиш получил статус официального языка: это было обусловлено сильной связью местных евреев с идишем, а также тем фактом, что евреи составляли значительную часть населения. Так, например, гостей города, прибывавших поездом в Минск, встречало на входе в железнодорожный вокзал название города на четырех языках — беларуском, русском, польском и идише. Со временем идиш утратил свой официальный статус, а евреи пострадали от сталинских репрессий. Рижский договор 1921 года разделил Беларусь на две части: западная была присоединена к Польше, а восточная осталась в составе Советского Союза. Советское руководство получило контроль над всей территорией Беларуси после заключения так называемого Пакта о ненападении между Германией и СССР. Давид Таубкин окончил школу в 1941 году; вот каким был Минск его юности: «Я закончил школу […] в начале июня месяца […]. Класс был разнообразный; мы не знали, кто какой национальности. […] Кроме того, [в Минске] была и значительная часть интеллигенции, потому что были ВУЗы, высшие учебные заведения, было много техникумов и, в общем, это был такой конгломерат национальных меньшинств, в том числе и поляков, и беларусов, и русских. Но все-таки значительная часть населения это было еврейское население. […] Мы жили в своем доме в глубоком дворе и вместе со своими сверстниками играли во всякие разные игры, в том числе, конечно, и в войну. Атмосфера было несколько напряженной, потому что чувствовалось, что приближаются такие значительные события. Ну, мальчишки этого дела, конечно, не замечали». Лариса Горелова, еврейка родом из Минска, пережившая Холокост, в своем интервью «Сентропа» так описывает свой родной город: «Довоенный Минск был крупным городом, столицей Белорусской Советской Социалистической Республики, культурным и промышленным центром. В Минске находились Академия наук и Минский государственный университет. Широкие просторные проспекты в центре города были застроены новыми современными зданиями, хотя на окраинах города стояли деревянные дома. Во время Великой Отечественной войны Минск был практически полностью разрушен и, можно сказать, заново отстроен после войны. Я увидела это, когда приехала туда много лет спустя по делам».   Если вы будете гулять по Раковской улице современного Минска, вы увидите несколько красивых зданий из красного кирпича — это все, что осталось от предместья, которое некогда было преимущественно еврейским. В этом районе находились синагоги, иешивы, несколько фабрик. Евреи, которые жили там, в основном занимались торговлей и ремеслами. До Первой мировой войны практически в каждом доме была мастерская; магазинов было немного. В здании по адресу Раковская 18, в котором сейчас находится «Туркмено-беларуский торговый дом», была благотворительная столовая для малообеспеченных членов еврейской общины. Дом № 17 в стиле классицизма, расположенный рядом, известен как «дом Абрама Черчиса»; его использовали в качестве танцевального зала и места для проведения праздничных мероприятий. «Раковский бровар» — известный пивной ресторан Минска, но изначально это здание предназначалось для обучения. Было оно построено в 1888 году, в нем находилась иешива — учебное заведение, где мальчики получали образование, позволявшее стать раввинами. Тогда, на рубеже веков, было много синагог, что было обусловлено религиозными потребностями растущего еврейского населения. В Минске до Второй мировой войны насчитывалось 83 синагоги. Большая хоральная синагога, построенная в 1904 году, была одной из крупнейших синагог города. Тем не менее, уже в 20-ые годы XX века многие синагоги были закрыты советской властью; Большая хоральная синагога была позднее передана Государственному еврейскому театру, который ставил пьесы на идише. Сейчас в здании бывшей Большой хоральной синагоги работает Национальный театр имени Максима Горького. Мало что сохранилось от прежнего облика здания, однако если пройти вправо и посмотреть на стену, можно увидеть то, что осталось от бывшей синагоги. Вот как Елена Драпкина вспоминает свои детские годы, которые пришлись на 30-ые годы XX века: «Дедушка ходил в синагогу и там, видимо, общался с членами общины. Мои родители в синагогу не ходили: они были вынуждены много работать, и у них не было времени на общение, так как им надо было заниматься воспитанием троих детей. Помню, однажды родители пошли в театр, а мы с братом остались дома. Замков тогда не было, я закрыла дверь на засов и мы уснули. Мы не слышали, когда родители вернулись из театра, не слышали, как они стучали в дверь. Папа принес лестницу, поднялся наверх и через форточку на втором этаже попал в дом. Когда я стала старше, мы начали часто ходить на спектакли Минского еврейского театра. Помню спектакль «Тевье-молочник». Театр закрыли еще до войны».   Среди других известных синагог выделялась так называемая «Большая» синагога, именуемая в народе «Холодной»: здание не отапливалось зимой. Эта синагога была одной из трех синагог, уцелевших во время Второй мировой войны; тем не менее, в 1965 году ее снесли. Синагога Зальцмана — еще один объект религиозного назначения, но уже для бедных членов еврейской общины Минска. В период немецкой оккупации, синагогу Зальцмана использовали как жилое помещение на территории Минского гетто; в послевоенной советской Беларуси в этом здании находился кинотеатр и дом пионеров. Михаил Трейстер, бывший узник гетто, так описывал условия жизни там: «…Нашим первым жильем в гетто был зал бывшего кинотеатра, что на улице Раковской, напротив хлебозавода. Таких бедолаг в зале, кроме нас, было человек сто. Семьи отгораживались друг от друга одеялами…» В наши дни в Минске действуют три синагоги, но размещены они не в исторических зданиях; два здания, которые исторически были синагогами, – бывшая синагога Зальцмана и бывшая Хоральная синагога, — используются сейчас для других целей, а не по прямому назначению.
Читать далее

Теперь слушай:

Минское гетто

00:00
00:00
  • No title 00:00

Холокост бесповоротно изменил судьбу беларуской еврейской общины Минска, которая составляла в то время одну третью от всего населения города.

В связи с надвигающейся угрозой немецкой оккупации из столицы бежало 98 000 человек, в том числе 45 000 евреев. Некоторым из них удалось эвакуироваться в восточные регионы СССР, но около 80 000 евреев оказались в ловушке в Минске.

После вторжения Германии на территорию Советского Союза в рамках операции «Барбаросса» на оккупированных территориях начались погромы и расстрелы еврейского населения. Его становилось всё меньше. Рита Каждан, бывшая узница Минского гетто, интервью с которой записала «Сентропа», так описывает первые дни оккупации Минска:

«22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. 22 июня — в день, когда была объявлена война, — мои родители работали. Было воскресенье. Все были потрясены и охвачены паникой, но отказывались верить в то, что это правда. 24 июня с раннего утра начались бомбардировки Минска [немцами]. Мои родители не могли поверить в то, что Минск бомбят, […] и ушли на работу. Я осталась дома с домработницей. В 12 часов мама прибежала с работы. Когда начались массированные бомбардировки Минска, мы с братом и домработницей спустились вниз, в бомбоубежище. Подача воздуха прекратилась; чтобы не задохнуться, мы вышли на улицу и увидели эти бомбы, падающие на город со страшным воем».

В начале июля было убито много мужчин-евреев и других мирных жителей. 19 июля 1941 года вермахт издал приказ о создании в Минске гетто на территории Раковского предместья — самого старого и самого бедного района города. Приказом были четко определены границы гетто недалеко от центра города; в территорию гетто вошли около 40 улиц и переулков, расположенных в северо-западной части Минска в районе Юбилейной площади и еврейского кладбища, общей площадью 2 квадратных километра. Гетто огородили несколькими рядами колючей проволоки. Минское гетто стало вторым по величине на оккупированной территории СССР после Львовского гетто.

Евреям Минска, которые до этого жили бок о бок со своими соседями-неевреями, дали всего пять дней на сборы и перемещение в гетто. Вспоминает Елена Драпкина:

«Когда немцы вошли в город, они повесили объявления о том, что все евреи должны собраться в один район. Те евреи, которые жили в указанном районе, оставались в своих домах, а русские должны были выехать: начался обмен жилья. Наш дом находился на «русской» стороне улицы. У нас не было времени на обмен, но в гетто жил младший папин брат (дядя Толя): у него была маленькая комната на 14 квадратных метров и крошечная кухня на пять квадратных метров на первом этаже».

Рита Каждан, которая дружила с Еленой Драпкиной, также помнит тот день, когда ее семье пришлось покинуть дом:

«25 июля нас загнали в гетто. Огородили территорию проволокой. Мы поселились там вместе с семьей маминой подруги. Отец устроился электриком в типографию, где работал Меер, муж маминой сестры. Отец содержал нашу семью. На тот момент у нас ничего не было — все сгорело вместе с домом. Согласно приказу властей, мы должны были составить и сдать список жильцов нашего дома».

Серьезной проблемой в Минском гетто была скученность: на одного человека приходилось около 1,5 м2жилой площади, в одной комнате ютилось по несколько семей. Еды не хватало: основным блюдом были картофельные очистки и объедки, которые рабочие подбирали по дороге на работу в городе, за пределами территории гетто.

Одной из таких рабочих была Елена Драпкина; она вспоминает:

«Евреи, не переселившиеся в гетто, подлежали расстрелу. И вот мы поселились в этой комнатушке. Евреям было разрешено жить только на территории гетто. Пока гетто не обнесли колючей проволокой, нам еще какое-то время удавалось выходить за территорию гетто в поисках еды, хоть это и запрещалось. После того, как гетто огородили, была организована биржа труда и люди пошли туда. Пошли туда и я с папой».

Положение в гетто было ужасающим; ослабленные, голодающие люди вынуждены были выживать в антисанитарных условиях, без лекарств, воды и электричества.

В оккупированных нацистами городах евреи должны были носить на одежде желтый знак отличия, чтобы их можно было легко идентифицировать. В Минске это были латы особой круглой формы.

Сначала евреев расстреливали на территории Минского гетто. Вскоре убийства приобрели массовый характер и проводились на систематической основе, что привело к гибели тысяч евреев. Нацисты использовали особый подход, который позволял постепенно, целенаправленно, массово убивать евреев, в том числе женщин, детей и стариков. Постоянные ночные облавы и погромы были частью стратегии нацистов по ликвидации Минского гетто. В ходе таких облав людей хватали на улицах и увозили в неизвестном направлении, и никто их больше никогда не видел.

Каждый день людей убивали в гетто. Свидетели вспоминают десять основных дневных и ночных погромов. Первый из них прошел 7 ноября 1941 года, через несколько месяцев после создания гетто, а финальный погром, в ходе которого были уничтожены последние узники гетто, 21-23 октября 1943 года.

На территории Минского гетто находилось другое, меньшее гетто, в котором размещали евреев, депортированных из Западной Европы, оно называлось «зондергетто». Туда поместили евреев, доставленных в Минск семью поездами в ноябре-декабре 1941 года. Почти всех пассажиров следующих транспортов с мая по октябрь 1942 года после прибытия убили в урочище Благовщина, недалеко от деревни Малый Тростенец, расположенной в окрестностях Минска. Всего нацисты направили в Минск больше 23 000 евреев из Германии, Австрии и Протектората Богемии и Моравии.

Некоторым узникам гетто удалось спастись, так как многие дома, расположенные в гетто, были оборудованы убежищами (так называемыми «малинами»), в которых могли укрыться целые семьи. В Минском гетто действовала широкая подпольная сеть бойцов сопротивления; одна из инфекционных больниц гетто была не только местом, где врачи лечили раненых, но и местом для встреч подпольщиков. Уже летом 1941 года беларуские евреи создали подполье, которое организовывало побеги из гетто, и позднее управляли некоторыми партизанскими отрядами в лесах под Минском. Подполье гетто функционировало до ликвидации гетто в 1943 году; всего действовало 22 подпольные группы.

Точных данных о количестве смертей в Минском гетто за период с лета 1941 по осень 1943 года нет; но тем не менее, на основе архивных материалов и документов по разным оценкам были получены ориентировочные цифры, которые свидетельствуют, что погибло от 60 000 до 92 000 евреев.

Гетто было ликвидировано нацистами в октябре 1943 года; лишь нескольким десяткам евреев удалось спрятаться в одном из домов на территории гетто и дожить до освобождения Минска Красной армией в июле 1944 года.

Некоторым евреям удалось бежать из гетто, однако большинство из них погибло во время войны. Всего во время Холокоста было уничтожено до 90 процентов еврейского населения Беларуси.

После войны у многих выживших евреев появилась надежда на новую жизнь, но появились и сложности. Они учились жить заново, но при этом многие столкнулись с советским антисемитизмом. Государство Израиль, созданное в 1948 году, было желанным местом для жизни для многих советских евреев, но границы были закрыты и мало кто смог уехать туда из СССР до его распада в 1991 году. Пройдя через ад гетто и концлагерей, евреи скрывали свое прошлое, опасаясь преследований в советское время. Беларусь стала независимой в 1991 году, после распада Советского Союза и жизнь еврейской общины начала возрождаться; только тогда бывшие узники гетто смогли рассказать свои истории. Памятники и мемориалы Минска напоминают о том, что некогда в городе била ключом еврейская жизнь, а также о самых мрачных моментах в его истории.

Многие выжившие евреи остались в Беларуси после Второй мировой войны, но кто-то перебрался в другие регионы Советского Союза, где было больше возможностей для работы и получения образования. Большая часть еврейского населения в Беларуси сейчас сконцентрирована в крупных городах, таких как Минск.

Читать далее

Все станции аудиогида "Минское гетто"

1. Вход в гетто

Когда нацисты вторглись в Беларусь в июне 1941 года, евреи Минска и окрестностей были вынуждены в течение пяти дней переселиться в Минское гетто. Гетто было создано в бедном Раковском предместье. С ноября 1941 года территория была окружена колючей проволокой, и людям разрешалось покидать ее только в составе рабочих отрядов.

2. Юбилейная площадь

Сегодня Юбилейная Площадь — это место развлечений, где находится, например, кинотеатр «Беларусь». Однако во время немецкой оккупации она была центральным местом Минского гетто и, следовательно, площадью, где происходили многочисленные преступления против еврейского населения.

3. Зондергетто

В ноябре 1941 года для 7 000 евреев, депортированных в Минск из Западной Европы, были созданы два «специальных гетто», которые были изолированы от евреев из Минска. Чтобы освободить место, полиция безопасности и СС убили тысячи белорусских евреев.

4. Инфекционная больница / Музыкальная школа

Организованное сопротивление против немецкой оккупации в Минске началось уже в августе 1941 г. Здание, в котором сегодня находится музыкальная школа, во времена Минского гетто служило госпиталем и базой для подпольного движения.

5. Еврейское кладбище/ Мемориальный сквер

Еврейское кладбище было основано в 19 веке. Во время Второй мировой войны немецкие оккупанты проводили здесь массовые расстрелы. Тысячи евреев были убиты на территории кладбища и похоронены в братских могилах. Сегодня мемориал «Разбитый очаг» увековечивает память об убитых здесь.

6. Историческая мастерская имени Леонида Левина в Минске

До войны дом, в котором сейчас находится Историческая мастерская имени Леонида Левина, принадлежал семье Берковских. Лейб Берковский был сторожем близлежащего еврейского кладбища. Во времена Минского гетто в этом доме находилось тайное убежище для евреев, так называемая «Малина».

7. Мемориал «Яма»

Расположенная в самом центре Минска, так называемая “Яма” является главным мемориалом белорусским жертвам Холокоста. Огромный мемориал расположен на месте, где 2 и 3 марта 1942 года были расстреляны несколько тысяч еврейских жителей Минского гетто. Самая старая часть, «Обелиск», была возведена еще в 1946 году.

8. Тучинка

Тучинка — деревня под Минском, где во время немецкой оккупации были убиты евреи. Массовые расстрелы проводились за пределами города, чтобы привлечь меньше внимания. Сегодня здесь находится памятный знак в память 14 000 убитых здесь людей.

9. Мемориал в бывшем лагере смерти Малый Тростенец

Изначально Малый Тростенец был местом массовых расстрелов и систематического уничтожения евреев. Первые массовые расстрелы состоялись в 1942 году в лесу урочища Благовщина примерно в 13 км от Минска, недалеко от деревни Малый Тростенец.

Совместно с

Поддерживается